chisti.obwest.ru

24.09.17
[1]
переходы:36

скачать файл
Омский государственный университет

УДК 159.922.6

В.В.Лемиш

Омский государственный университет


ЭВОЛЮЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ СТАРЕНИЯ


Contemporary psyhological science studying heronthogenesis identifies mostly involutional and compensative issues. This paper is focused on proving of necessity to identify also those proceses which associated with puilding new forms and how to differ these processes from compensative ones.


Интерес к психологии старения вызван целым рядом объективных причин. Увеличилась продолжительность жизни в развитых странах, что обусловлено экономическим ростом. В результате изменилась возрастная структура этих обществ: постарение населения в них стало одним из типичных феноменов. Сам процесс старения приобрел новые формы. Удлинился период активной жизнедеятельности человека. Современное общество пришло к осознанию того, что сложившиеся стереотипные представления о пожилом человеке, как о немощном, беспомощном, не являются адекватными. Явление, связанное с неоправданно высокой оценкой молодости и дискриминацией старых людей, ставшее широко распространенной социальной установкой, получило название эйджизма [6, с.828].

Идея о том, что геронтогенез не сводится только к инволюционному процессу, не нова. В работах Б.Г.Ананьева, М.Д.Александровой, Е.Ф.Рыбалко на богатом эмпирическом материале показано, что и на индивидном, и на личностном уровне процессы развития характеризуются гетерохронностью. Развитие психических функций не является линейным процессом, а характеризуется и подъемами, и спадами. Причем этот процесс продолжается и в период старения. Многие исследования изменений в организме человека периода поздней взрослости свидетельствуют о том, что старение - чрезвычайно сложный, внутренне противоречивый процесс, который характеризуется "не только снижением, но и усилением активности организма" [9, с.206].

Исследователи старения отмечают также возрастающую индивидуализацию в пожилом возрасте, которая зависит в значительной степени от социальных и социально-экономических факторов: образа жизни, материального положения. Видимо, именно множественность вариантов развития в старости и затрудняет выявление общих возрастных закономерностей. Жизнь дает многочисленные примеры, как старости-увядания, так и плодотворной старости.

Не смотря на то, что физиологические изменения в старости очевидны, возникает парадоксальная ситуация. При характеристике развития в детстве физиологические маркеры являются важными признаками возраста (например, пубертат стойко ассоциируется с подростковым возрастом). Зрелость лишена подобных маркеров, и некоторые исследователи связывают с этим трудности описания этапов внутри данного, достаточно продолжительного периода. Казалось бы, старость снова дает удобный для исследователя квантификатор, однако, как и в зрелости, так и в старости связь между физиологическим состоянием организма и характеристиками психологических функций является неоднозначной и нелинейной.

Процесс индивидуализации, который усиливается в старости, усугубляет проблему описания нормативного старения. Если можно говорить о «среднестатистическом» ребенке, то это вряд ли оказывается возможным в отношении пожилых людей. Собственно и в детской психологии сегодня активно обсуждается вопрос о том, что периодизационный подход, который выделяет лишь один нормативный образец развития, требует расширения в сторону построения разнообразных типов развития, то есть должен быть дополнен типологическим подходом [2].

В психологии поздней взрослости также предпринимаются попытки построения типологии старения. Так, например, Л.И.Анцыферова [1] предлагает в качестве основных критериев такой типологии использовать два: продолжение профессиональной деятельности (внешняя активность) и ценностную направленность (внутренняя активность).

В связи со сложностью протекания геронтогенеза представляется важным осмысление тех процессов, которые происходят в этот период. Их можно подразделить на 3 группы. В первую входят инволюционные процессы. Именно они изучены лучше всего, и именно на них стали обращать внимание в первую очередь. Во вторую группу входят процессы компенсаторные, которые позволяют поддерживать психические функции и жизнедеятельность в целом на достаточно высоком уровне. Эти процессы связывают с саморегуляцией (например, поддержание концентрации внимания за счет поэтапного выполнения деятельности), а также с использованием вспомогательных технических средств (например, очки человек использует для компенсации плохого зрения, слуховой аппарат - для улучшения слуха и т.д.). Третья группа, которая, на мой взгляд, вызывает наибольший интерес - это процессы, связанные с формированием новообразований, то есть связанные с качественным скачком в развитии. Данные процессы изучены меньше других. Одним из таких феноменов, который выделил Э.Эриксон, является Мудрость. Однако общая логика возрастных законов и жизненные примеры говорят о том, что этих явлений должно быть больше.

В современной психологической литературе явления второй и третьей группы слабо дифференцированы, особенно когда речь идет о развитии личности. Так, например, в статье Н.К.Корсаковой и Е.Ю.Балашовой справедливо отмечается, что, «если подходить из представлений об онтогенезе как о процессе, характеризующемся в первую очередь возникновением психических новообразований, то вполне допустимо применение этого понятия и к, так называемому, возрасту инволюции» [5, с.18]. Однако затем речь идет только об адаптационных, компенсаторных механизмах. Отмечается, что старение как особая стадия онтогенеза «характеризуется не только дефицитарностью отдельных составляющих психической деятельности, но и мобилизацией новых дополнительных средств ее оптимизации» [5, с.19]. И далее «уровень сложности используемых адаптивных возможностей характеризуется широким диапозоном» [5, с.19]. В итоге не совсем ясно, являются ли описанные механизмы компенсаторными или их можно отнести к классу новообразований. Такое нечеткое разграничение двух видов эволюционных процессов происходит, видимо, потому, что отсутствие или замедление инволюционных процессов уже считается прогрессом. Представляется конструктивной идея более четкого разделения компенсаторных, резервных возможностей поздней взрослости, с одной стороны, и новообразований - с другой. Понимание резервных возможностей позволит целенаправленно вести поддерживающую и реабилитационную работу психологам, социальным педагогам, медикам и всем тем, кто на практике занимается проблемами старения. Выделение же новообразований позволит лучше понять сущность законов развития в процессе не только геронтогенеза, но и онтогенеза в целом, так как общая логика развития не может быть до конца понята без учета закономерностей последнего этапа жизни.

Процессы старения охватывают все уровни организации человека: и индивидный, и личностный. Что касается индивидного уровня, то можно отметить исследование Е.Ф.Рыбалко [9], в котором выделяются и описываются, на основе богатого эмпирического материала, указанные выше группы процессов: инволюционные, мобилизационные, обеспечивающие сохранность той или иной системы, то есть резервные возможности организма и процессы, связанные с качественным преобразованием клеточных структур и формированием новых приспособительных механизмов.

Такая достаточно четкая дифференциация процессов, протекающих на индивидном уровне, к сожалению, не прослеживается автором при рассмотрении возрастного развития личности, субъекта деятельности и индивидуальности. А лишь отмечается усиление и расширение гетерохронности за счет социальных влияний и характера жизнедеятельности. Логика анализа научных данных, предоставленных автором, направлена на доказательство больших резервных возможностей человека в период геронтогенеза, возможностей его полноценной, плодотворной жизни. Большое значение при этом придается таким личностным характеристикам как способности, рефлексия, широта интересов и их активный характер. Таким образом, саморазвитие выступает и условием, и следствием творческой деятельности.

Обоснование наличия компенсаторных процессов на индивидном уровне в период геронтогенеза можно найти в адаптационно-регуляторной теории старения, разработанной В.В.Фролькисом [10]. Общая идея ее состоит в том, что в позднем возрасте наряду с инволюционными процессами, снижением адаптивных возможностей организма существуют процессы, которые компенсируют изменения, вызванные старением, способствуют возникновению новых приспособительных механизмов и соответственно направлены на увеличение продолжительности жизни. Эти процессы были названы витауктом (vita - жизнь, auctum - увеличивать). Выделены два типа проявления витаукта - генотипический и фенотипический. Генотипический витаукт зависит от наследственной информации, фенотипический формируется в процессе жизнедеятельности. Фенотипические механизмы витаукта были выявлены на разных уровнях - молекулярном, клеточном, тканевом и др.

Механизмы витаукта на психофизиологическом уровне описаны Г.В.Коробейниковым [3].

Наличие механизмов психологического витаукта выявлено О.Н.Молчановой. В частности, О.Н.Молчанова отмечает, что «к позднему возрасту…нарастают факторы компенсации, способствующие длительное время поддерживать стабильность Я-концепции» [7, с.139]. К ним она относит следующие явления: наличие у людей позднего возраста высоких позиций реальной самооценки по ряду параметров, фиксацию на позитивных чертах своего характера, снижение идеальных и достижимых самооценок, а также их сближение с реальной самооценкой, относительно высокий уровень самоотношения, признание своей позиции удовлетворительной (даже если она крайне низка), ориентацию на жизнь детей и внуков, ретроспективный характер самооценки. Анализ самооценочных профилей позволил О.Н.Молчановой выделить 3 типа старения. Один из них характеризуется отсутствием механизмов психологического витаукта. Такие люди негативно оценивают прошлое, настоящее и будущее. Их отличает негативный образ Я, подавленное настроение, переживание чувства одиночества и собственной ненужности. Другой - связан с позитивной оценкой прошлого, обращенностью к воспоминаниям, но неприятием настоящего, что приводит к росту некритичности, нетерпимости и склонности к морализаторству. Третий - адекватно воспринимает и оценивает свои силы и возможности. Для них характерно сбалансированность процессов реалистичной оценки жизненной ситуации, себя и психологического витаукта. На поведенческом уровне это проявляется в активном стиле жизни.

К резервным механизмам личности на этапе геронтогенеза можно также отнести целый ряд форм компенсации возрастной дефицитарности, выявленных в исследованиях Н.К.Корсаковой [4,5,8,]: активное использование наглядных опор при выполнении трудных заданий; перевод действия во внешний план с поэтапным дозированным выполнением программы; установка на точность запоминания за счет удлинения фазы заучивания; изменение стратегии выполнения задания в виде перевода операций в действия с постановкой промежуточных целей, то есть смена стратегий симультанного (целостного) решения задач на сукцессивный, нередко с направленным включением речевой регуляции. Обобщая полученные данные, Н.К.Корсакова пришла к выводу, что инволюционные процессы могут быть преодолены за счет формирования «совладающего поведения», а именно за счет произвольного опосредования, программирования и контроля за протеканием психической деятельности. Эти компенсаторные механизмы обеспечиваются успешной работой третьего функционального блока мозга, отвечающего за произвольную регуляцию психической деятельности. Межполушарные отношения также способствуют обеспечению сохранности когнитивной сферы.

Е.Ф.Рыбалко [9] выделяет такие интеграционные факторы как психомоторика, эмоции и речь, которые способствуют сохранности личности в период старения.

Что касается новообразований, то одним из таковых, как уже отмечалось, выделяется мудрость. Ее западные психологи относят к новообразованиям когнитивной сферы, в отечественной психологии мудрость рассматривают как интегральное образование, которое включает также и нравственный аспект. Другим новообразованием заключительной стадии жизни, которое выделил Э.Эриксон, является особая активность человека по интеграции пройденных стадий жизненного пути, обретение целостности своего Я. Однако представляется, что такой ограниченный список новообразований скорее обусловлен слабой изученностью процесса геронтогенеза, с одной стороны, и большой сложностью изучения поздней взрослости в связи с ростом индивидуализации - с другой.

Практически все исследователи геронтогенеза в качестве оптимальной модели продуктивной старости рассматривают жизнь творческих людей. Приводятся многочисленные примеры, когда в преклонном возрасте человек сохранял не только бодрость духа и ясность ума, но и создавал свои лучшие произведения, которые становились визитной карточкой этого человека в истории. Например, В.Гете создал вторую часть «Фауста» в 70 - 80 лет, Л.Н.Толстой написал «Воскресенье» в 71 год, И.П.Павлов разработал «Лекции о работе больших полушарий головного мозга» в 77 лет и т. д.

Информативным источником, в плане выявления новообразований творческой старости, может служить рефлексивный анализ биографии К.Роджерса (цит. по Л.И.Анцыферовой). Он выделил у себя следующие новообразования: неудержимое стремление к риску, обусловившее изменение стиля жизни, высокую чувствительность к адресованным ему «социальным заказам» и готовность за самое короткое время выполнить их, высокий уровень развития интуиции. Безусловно, это единичные примеры, которые требуют осмысления и необходимых эмпирических доказательств их типичности. Однако и детская психология начинала с дневниковых записей. Сложность состоит в том, что плодотворная старость не столь универсальное явление, а только один из вариантов нормального старения. Однако представляется, что изучение «идеальной» модели позволит лучше понять не только законы старения, но и законы развития в целом.

———————————

1.Анцыферова Л.И. Поздний период жизни человека: типы старения и возможности поступательного развития личности //Психологический журнал том 17 №6, 1996, с.60-71.

2.Бурменская Г.В. Типологический анализ онтогенеза индивидуальных различий //Вопросы психологии 2002, №2, с.5-13.

3.Коробейников Г.В. Психологические механизмы старения и витаукт //Психология зрелости и старения, №2(14), лето, 2001, с.136 - 150.

4.Корсакова Н.К. Нейропсихология позднего возраста: обоснование концепции и прикладные вопросы //Вестн. МГУ, сер. 14, Психология, 1996, №2, с.32-37.

5.Корсакова Н.К., Балашова Е.Ю. Опосредование как компонент саморегуляции психической деятельности в позднем возрасте //Вестн. МГУ сер. 14, Психология, 1995 №1, с.18 -23.

6.Крайг Г. Психология развития. - СПб.: Изд-во «Питер», 2000.

7.Молчанова О.Н. Специфика Я-концепции в позднем возрасте и проблема психологического витаукта //Мир психологии 1999, №2(18), с.133-141.

8.Прахт Н.Ю., Корсакова Н.К. Нейрокогнитивные изменения при нормальном физиологическом старении //Вестн. МГУ, сер. 14,Психология, 2001, №4, с.39 - 40.

9.Рыбалко Е.Ф. Возрастная и дифференциальная психология. - СПб.: Питер, 2001.

10.Фролькис В.В. Старение и увеличение продолжительности жизни. Л.: Наука, 1988.







ПРОБЛЕМЫ ПРИКЛАДНОЙ ПСИХОЛОГИИ

—————————————————————————————————————-


УДК 159.9:316,365.2

И.Н. Рассказова

Омский государственный университет

В.Н.Максина

Омский государственный университет


ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МОЛОДОЙ СЕМЬИ ЗАРЕГИСТРИРОВАННОГО И НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННОГО БРАКА


This paper addresses to the comparative analysis of families with traditional and alternative framework. Authors discuss a phenomena of nonofficial marriage and show results of empirical research related to the different aspects of family life of young spouses who live in official or nonofficial marriage. This research comes to the conclusion that the level of relationship satisfaction depends on couple’s desire to keep their marriage and on the ability to resolve their problems together.


Значительные перемены, происходящие в последние годы в нашей стране, нашли свое отражение и на институте брака и семьи. Изменилось положение женщин и мужчин в обществе и семье, их требования, ожидания относительно друг друга и характера организации семейной жизни. Одной из важных характеристик современной семьи, отличающей ее от семьи недавнего прошлого, является изменение отношений между семьей и индивидом. Если раньше включенность в семью была необходимым средством физического и социального выживания, то сейчас это возможно и вне семьи.

Такие изменения привели к дивергенции установок на семью и брак, к появлению новых альтернативных форм семейной организации, наиболее распространенной среди которых является незарегистрированное сожительство. Все больше молодых людей за рубежом и в нашей стране отдают предпочтение данной форме брака, при которой мужчина и женщина живут на одной территории, ведут общее хозяйство, но не регистрируют свои отношения.

Незарегистрированное сожительство может рассматриваться как альтернатива традиционному браку, и как предварительная стадия к последующему браку («пробный брак»). В случае «пробного брака» установка на брак не исчезает. Большинство женщин и мужчин, состоящих в таких отношениях, собираются вступить в брак Так, например, в Швеции, где добрачное сожительство является признанным социальным институтом, почти все супружеские пары перед браком жили некоторое время вместе. Аналогичная ситуация в Дании.

Существуют различные прогнозы специалистов относительно будущего данной формы брака. Одни считают, что это явление переходного периода и лет через десять произойдет возврат к традиционным формам брачных отношений. Другие, - что она получит дальнейшее распространение, чему способствуют объективные условия: поздняя экономическая самостоятельность молодых людей, раннее физическое развитие, ломка общепринятых рамок в области половых отношений, эмансипация женщин, которые больше не хотят любой ценой заключать поддерживаемый правом брачный союз ради своего материального обеспечения. Доводы, которые приводят в пользу незарегистрированного сожительства его сторонники: такая форма отношений представляет собой «тренинг» определенного типа, апробацию совместимости; в нем отсутствует принуждение, существуют более свободные отношения; он обеспечивает больше духовности и удовлетворенности в отношениях. Но как показывают исследования, опыт совместной жизни такого рода, на статистическом уровне, влияния на успешность последующего брака не оказывает и в них также возможны как позитивные, так и негативные варианты развития отношений.

Несмотря на распространенность незарегистрированных браков, на сегодняшний день существует достаточно ограниченное количество исследований данной темы. Поэтому нами было решено провести исследование и сравнительный анализ основных аспектов семейной жизни в зарегистрированном и незарегистрированном браке, оказывающих влияние на удовлетворенность браком, подвергающихся в современной семье наибольшим изменениям, и выявить различие у мужчин и женщин по данным параметрам. К ним были отнесены: мотивы вступления в брак, ролевые установки, семейные ценности, уровень интернальности, удовлетворенность браком. В дипломном исследовании студентки психологического факультета ОмГУ В. Максиной приняло участие 92 человека, по 23 супружеских пары зарегистрированного и незарегистрированного брака со стажем семейной жизни до 5 лет, в возрасте до 30 лет.

В данной статье нам хотелось бы представить результаты теоретического и эмпирического исследования различных аспектов семейной жизни молодых супругов незарегистрированного и зарегистрированного брака. Система семейных ценностей, отражающая значимость, важность определенных аспектов семейной жизни и семьи в целом для супругов, связана с мотивами вступления в брак и с ролевыми установками супругов. Вступает человек в брак или нет, во многом зависит от того является ли семья для человека ценностью. Мотивы вступления в брак, ролевые установки определяются тем, что является для человека важными ценностями.

Ценности могут быть самыми различными: дети, любовь, материальное благополучие, секс, здоровье, профессиональная карьера и т.д. Главным семейным ценностям личность уделяет больше времени, внимания. Низкое качество реализации главных семейных ценностей и несогласованность ценностных ориентаций супругов вызывает у человека разочарование в семейной жизни. Наличие единых ценностей, интересов связывается многими авторами с благополучием отношений в семье. Не напрасно совместимость супругов на духовном уровне является одним из важных критериев благополучия в браке.

По данным исследований Т.М.Трапезниковой, для молодых людей является важным :выполнение партнером роли эмоционального лидера в вопросах создания благополучного психологического климата; оказание им моральной и эмоциональной поддержки. Существует общность взглядов супругов на значимость родительской и хозяйственно-бытовой функций и рассогласование мнений относительно профессиональной занятости женщин. Молодые супруги придают особое значение эмоционально-психологическому комфорту в супружеских отношениях. Это согласуется и с результатами нашего исследования.

Семейные ценности и ролевые установки супругов исследовались нами при помощи методики «РОП» А.Н.Волковой. В зарегистрированном браке по степени значимости для супругов ценности расположились следующим образом: дети; взаимная эмоциональная поддержка; профессиональная деятельность и внешняя привлекательность. Сексуальная и хозяйственно-бытовая сферы жизни не относятся к ценностям первостепенной важности. Женщины из зарегистрированного брака значительно выше оценивают такие сферы семейной жизни как внесемейная деловая активность, внешняя привлекательность, хозяйство и быт. Для мужчин более важны, чем для женщин сексуальная гармония и дети. Наибольшая важность сексуальной сферы жизни для мужчин, чем для женщин, подтверждается и в многочисленных зарубежных и отечественных исследованиях.

И для незарегистрированного брака сексуальная сфера является самой незначимой. А самыми значимыми является также моральная и эмоциональная поддержка и поддержание внесемейной деловой активности. Более значимой ценностью для супругов из зарегистрированного брака по сравнению с незарегистрированным является воспитание детей (значимость различий по критерию Фишера 1,8, с вероятностью ошибки 0,05). Возможно, это связано с тем, что в зарегистрированных браках больше пар с детьми или с тем, что незарегистрированный брак, являясь экспериментом, «пробой», не ориентирован на рождение детей. Рождение детей связывается со стабильностью брачного союза.

Для мужчин из незарегистрированного брака, также как и зарегистрированного, родительство является одной из самых важных семейных ценностей, концентрирующей вокруг себя жизнь семьи. Женщины из незарегистрированного брака всем семейным ценностям придают большее значение, чем мужчины, за исключением рождения и воспитания детей. Существенных различий в семейных ценностях у женщин двух выборок обнаружено не было. Для мужчин из незарегистрированного брака хозяйственно-бытовая организация семьи является более важным компонентом, чем для мужчин из зарегистрированного брака.

Мотивы вступления в брак оказывают существенное влияние на отношения между супругами, на характер семейной жизни. Различные авторы выделяют разные группы мотивов вступления в брак (И.В.Гребенников, З.И.Файнбург, Э.Тийт и В.Уколова, С.И.Голод). В самом широком смысле все их можно разделить на две основные группы, как это делает И.В.Гребенников: нравственно-эмоциональные (любовь, общность интересов, внешняя привлекательность, одиночество и т.д.); материальные (обеспеченность, наличие жилплощади). Изучение влияния мотивов вступления в брак на его удовлетворенность (Э.Коппел, Э.Тийт) , выявило, что значительное число максимально удовлетворенных своим браком среди тех, кто вступил в брак на основании любви и общности взглядов.

В нашем исследовании мотивы вступления в брак изучались по методике В.А.Сысенко. Наиболее сильное влияние на вступление в брак на супругов обеих форм оказали мотивы «стремление проявить свою заботу и любовь к близкому человеку», «потребность во взаимопонимании, поддержки, защите». Наименее значимыми мотивами для них стали: «скорое рождение ребенка», «наличие жилплощади у будущего супруга», «материальная обеспеченность будущего мужа (жены)». Таким образом, зарегистрированные и незарегистрированные браки «строятся» по любви и материальный расчет не оказывает существенного влияния на вступление в брак.

В какой-то степени это отражает общую тенденцию в развитии брачно-семейных отношений: они перестают быть в первую очередь юридическим и экономическим союзом, как это было длительное время в истории семьи, а создаются на основе взаимной симпатии и любви. В таком союзе супруги более успешно решают возникающие перед ними проблемы, чувствуют большую удовлетворенность своей семейной жизнью.

Более сильное влияние на решение вступить в брак у молодых людей из зарегистрированного брака по сравнению с незарегистрированным оказали мотивы «потребность во взаимопонимании, в психологической поддержке и защите», «желание почувствовать свою самостоятельность», «сложившаяся традиция, состоящая в том, что рано или поздно все должны вступать в брак». (Значимость различий по критерию Фишера соответственно 1,78, 1,99 и 1,92 с вероятностью ошибки 0,05). Значимыми с точки зрения различий, но не существенными мотивами вступления в брак являются: «стремление повысить уважение со стороны окружающих»; «желание не остаться незамужней (неженатым)», что отражает влияние отношения окружающих на принятие решения о вступлении в брак. И данному влиянию в большей степени подвергаются молодые люди, официально регистрирующие брак.

Значимые различия в мотивах вступления в брак существуют и между мужчинами и женщинами разных форм брака. В большей степени на принятие решения о вступлении в брак на мужчин из зарегистрированного брака по сравнении с незарегистрированным повлияли мотивы «желание почувствовать свою самостоятельность», «потребность во взаимопонимании и поддержке», «желание иметь детей» (со значимостью различий по критерию Фишера соответственно 1,83; 2,07; 1,76 с вероятностью ошибки 0,05). На женщин из зарегистрированного брака, по сравнению с незарегистрированным, в большей степени повлиял мотив «сложившиеся в обществе традиции» (значимость различий 2,72).

Изучение влияния мотивов вступления в брак на удовлетворенность браком, существенных зависимостей не выявило. Уровень удовлетворенности браком выше у женщин, мотивами которых являлись «потребность во взаимопонимании, защите», «стремление проявить свою заботу и любовь». Данные мотивы отражают альтруистическую направленность личности, ее способность к отдаче, любви и заботе. Как известно, такие люди, как правило, чувствуют большую удовлетворенность своей жизнью, они лучше себя чувствуют и дольше живут.

Одной из важных характеристик современной семьи является ее ролевая структура, отражающая, какие обязанности в семье выполняет каждый из супругов, насколько жестко они связаны с полом, в какой степени определяются волей и желанием супругов, а в какой - традициями и другими внешними факторами. Проблема ролевой внутрисемейной структуры особенно актуальна для современной молодой семьи, в связи с тем, что семьи сейчас все меньше соответствуют сложившейся в веках схеме ролевого функционирования, и все больше отличаются друг от друга.

Реализация семейных функций требует согласия в представлениях, кто и за какие стороны семейной жизни должен отвечать, брать на себя инициативу и ответственность. К ролевой структуре семьи относятся: ролевые установки - представления супругов о желаемом распределении ролей между мужем и женой при реализации семейных функций; ролевые ожидания - установки мужа и жены на активное выполнение партнерами определенных функций в семье; ролевые притязания - личная готовность каждого из партнеров выполнять семейные роли.

Несоответствие ролевых ожиданий, когда мужчина и женщина ожидают от супружества очень разного и по-разному представляют себе семейную жизнь, чаще всего оказывается причиной неуспеха супружества.

Исследование ролевых установок молодых супругов из официального и незарегистрированного браков мы проводили с помощью методики «РОП» А.Н.Волковой. В результате было выявлено, что супруги обеих форм брака ожидают от своего партнера активного выполнения эмоционально - психотерапевтических, родительских функций и внешней привлекательности. Для молодых людей является важным в семье, чтобы партнер взял на себя роль эмоционального лидера в вопросах создания благополучного психологического климата в семье, был способен к оказанию моральной и эмоциональной поддержки

Различия в установках заключаются в том, представители зарегистрированного брака более ориентированы на родительскую позицию брачного партнера ( значимость различий по критерию Фишера 2,69 с вероятностью ошибки 0,01).

В плане ролевых притязаний молодые супруги двух групп в большей степени проявляют готовность к социальной, профессиональной активности. Для мужчин это типично, - профессиональные успехи всегда имели особую значимость для них. Во многом привлекательность мужчин в глазах женщин зависит от уровня его достижений. Для современных женщин характерно стремление к профессиональной самореализации. Иногда это становится для женщины более значимым, чем семья. На втором месте у супругов из зарегистрированного брака стоит воспитание детей, а у супругов из незарегистрированного - установка на собственную привлекательность. Данные результаты совпадают с результатами, полученными при изучении мотивов вступления в брак.

Сравнительный анализ ожиданий женщин из двух выборок, позволил выявить, что у женщин из зарегистрированного брака выше уровень требований в сфере воспитания детей, но они в меньшей степени, чем женщины из незарегистрированного брака ожидают от мужей эмоциональной поддержки (значимость различий по критерию Фишера соответственно 1,87 и 1,66 с вероятностью ошибки 0,05). Мужчины зарегистрированного брака, по сравнению с незарегистрированным, предъявляют к женам более высокие требования относительно воспитания детей, и менее высокие - относительно их внешней привлекательности (значимость различий по критерию Фишера соответственно 2,26 и 1,78 с вероятностью ошибки 0,05). Самые низкие требования к своим женам мужья предъявляют к сфере их профессиональной активности. Женщины во всех сферах предъявляют высокие требования к мужьям. Возможно, это связано с особой значимостью семьи для женщины.

Анализ ролевых притязаний показал, что мужчины и женщины в большей степени готовы брать на себя обязанности в области профессиональной деятельности. Общий анализ ожиданий и притязаний позволил сделать выводы о том, что ролевые ожидания превосходят ролевые притязания, т.е. брачному партнеру предъявляются более высокие требования, чем себе. Это не согласуется с тем, что основным мотивом вступления в брак было «желание проявить свою заботу и любовь к близкому человеку». Вероятно, такое расхождение связано с тем, что мотивы вступления в брак отражают намерения молодых людей в период предбрачного ухаживания, а установки уже реалии семейной жизни, когда желание отдавать сменяется желанием брать. Конечно, это не является позитивным фактором, потому что более благополучные браки у людей, способных отдавать. Если же два человека ориентированы на то, чтобы брать, то вряд ли они будут удовлетворены такими отношениями.

Мотивы вступления в брак, ценности и ролевые ожидания отражают систему представлений молодых супругов. Ответственность отражает принятие на себя и реализацию определенных обязательств по отношению к семье. Согласно С.В.Ковалеву, понимание значимости своих действий, принятие определенных обязательств, ограничение личной свободы, являются необходимым моментом готовности человека к браку. Интерес к исследованию ответственности молодых супругов в семейной жизни возник у нас также в связи с тем, что одной из причин незарегистрированного брака считается нежелание молодых людей брать на себя обязательства.

Данный аспект был исследован нами с помощью методики Е.Г.Ксенофонтовой «Локус контроля». Можно сказать, что полученные результаты подтвердили существующие представления: представители зарегистрированного брака имеют более высокие показатели по шкале интернальности в сфере семейной жизни (значимость различий по критерию Фишера 2,69 с вероятностью ошибки 0,01). Вероятно, на самом деле официальные отношения накладывают на человека больше обязательств. Или, быть может, лица с более высоким уровнем общей интернальности вступают в зарегистрированный брак. На самом деле исследование уровня общей интернальности в двух выборках выявило различия по данному фактору: большинство молодых людей зарегистрированного брака имеют высокие показатели (58,6%) и всего 4,3% имеют низкий уровень; большинство испытуемых из группы незарегистрированного брака имеют промежуточный уровень интернальности(52,2%). Но данные расхождения не явились статистически значимыми.

Большинство женщин обеих групп имеют высокий уровень интернальности в области семейных отношений, в том числе по сравнению с мужчинами. Женщины зарегистрированного брака имеют более высокие показатели по данной шкале (значимость различий по критерию Фишера 2,36 с вероятностью ошибки 0,01)., а у мужчин статистически значимых различий обнаружено не было.

Последний аспект, который был нами исследован - это уровень удовлетворенности браком, зависящий от ценностей, мотивов, ролевых установок. Большинство исследователей семейных отношений выделяют различные факторы успешности брака, но в качестве основных факторов называют сферу материального и эмоционально-психологического направления.

В определении успешности брака решающую роль, с точки зрения А.Г.Харчева и М.С.Мацковского (2) играют первые годы совместной жизни. В одной стороны, этот период может характеризоваться наивысшим уровнем удовлетворенности брака, потому что супруги любят друг друга, и еще не успели устать от однообразия и монотонности семейной жизни. С другой стороны, как считают Г.Гилфорд и М.Бенгтсон (2), молодой брак может быть периодом нестабильности, проявлением крайностей в поведении и чувствах в связи с процессом выработки новых ролей, принятия новых обязанностей.

Уровень удовлетворенности молодых супругов изучался нами помощью методики Ю.Е.Алешиной «Удовлетворенность браком». Результаты показали, что среди мужчин и женщин незарегистрированного брака большее количество имею высокий уровень удовлетворенности браком (значимость различий по критерию Фишера 1,87 с вероятностью ошибки 0,05). Данные результаты подтверждаются исследованием оценки семьи. Молодые люди из незарегистрированного брака более положительно относятся к семейной жизни, а супруги из зарегистрированного гораздо чаще дают утвердительные ответы о семье, носящие отрицательную окраску. Среди мужчин двух форм брака статистически значимых различий обнаружено не было. Женщины, состоящие в незарегистрированном браке, более удовлетворены своим положением, чем зарегистрированного (значимость различий по критерию Фишера 2,05 с вероятностью ошибки 0,05). Эти данные противоречат представлениям о том, что незарегистрированный брак создается по инициативе и желанию мужчины, а женщины соглашаются на это только для того, чтобы сохранить отношения с мужчиной, на самом деле она всегда предпочла бы вариант регистрации отношений. По результатам анкетирования молодежи (50 мужчин и 50 женщин в возрасте от 18 до 30 лет), проведенном нами, было выявлено, что незарегистрированный брак предпочитают 31% мужчин и только 10% женщин. Большинство молодых людей предпочитают зарегистрированный брак (59% опрошенных).

Возможно, это связано с тем, что до вступления в брак, женщины на самом деле предпочитают регистрировать отношения, но вступив в незарегистрированное сожительство начинают чувствовать себя в такой семье вполне благополучно. Это согласуется с представлениями о том, что незарегистрированный брак предоставляет человеку больше личной свободы. А для современных молодых людей, и мужчин и женщин, большую роль в жизни играет личностное и профессиональное саморазвитие.

В конце, подводя некоторый итог рассуждениям о двух наиболее распространенных формах современного брака, хотелось бы остановиться на одном моменте. Современные исследователи сегодня очень часто говорят о кризисе института семьи, о том, что семья не является больше ценностью для молодых людей. Наше исследование не является настолько широкомасштабным, чтобы мы могли опровергать данные утверждения. Но тем не менее, молодые супруги двух форм брака, принимавшие участие в исследовании, одинаково положительно оценивают семейную жизнь, считая, что семья - это теплота, понимание, поддержка, место, где можно быть самим собой, это дети и то, что приносит наибольшее удовлетворение в жизни. И коль скоро это так, значит, все не так печально. Неважно, в каком браке состоит человек, главное, что у него есть выбор и это приносит ему чувство удовлетворения, теплоты и защищенности.

Как показал анализ результатов исследования психологических особенностей зарегистрированного и незарегистрированного брака, между ними есть различия, но как нам кажется, общего больше, чем различий. Вероятно, это связано с тем, что уровень удовлетворенности отношениями зависит не от регистрации брака, ни от санкционирования их государством, а от желания супружеской пары сохранить свой союз, от их способности заботиться друг о друге и совместными усилиями решать возникающие проблемы.


————————

  1. Алешина Ю.Е. Циклы развития семьи. - Вестник МГУ. Серия 14, №2, 1987 г., с.60-72.

  2. Мацковский М.С., Гурко Т.А. Молодая семья в большом городе. - М., 1986.

  3. Трапезникова Т.М. Этика и психология семейных отношений. - Л., 1988

  4. Филатова А.Ф. Определение согласованности семейных ценностей. - Омск, 1998.

  5. Шнейдер Л.Б. Психология семейных отношений. -М.: Апрель-Пресс, 2002.


скачать файл | источник
просмотреть