chisti.obwest.ru

24.09.17
[1]
переходы:17

скачать файл
Рощина Я

Государственный университет

ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ







Рощина Я.М

факультет социологии ГУ ВШЭ

кафедра экономической социологии

Рощин С.Ю.

факультет экономики ГУ ВШЭ

кафедра экономики труда и народонаселения



.

БРАЧНЫЙ РЫНОК В РОСИИ: ВЫБОР ПАРТНЕРА И ФАКТОРЫ УСПЕХА















Москва

ГУ-ВШЭ

2006

Постановка проблемы

Как отмечает Иванов С.1, нынешняя демографическая ситуация в развитой части мира характеризуется не только низкой рождаемостью (ниже уровня простого воспроизводства), но и изменением брачного поведения. В частности, отмечается повышение возраста вступления в брак, рост разводимости, необязательность совместного проживания супругов, равно как и регистрация пар, живущих вместе, рост доли детей, рожденных вне зарегистрированного брака. Однако сопутствующие модели поведения все еще различаются по регионам. Изменяются типы брачного поведения, связанные с моделями взросления: в США молодые люди 18-24 часто очень рано покидают родительский дом, но во время учебы не создают семью (доля семейных - всего 9%), а живут в общежитии. В Южной Европе, напротив, молодежь долгое время живет с родителями. В Восточной Азии также была распространена модель проживания с родителями, даже после создания своей семьи, но сейчас этот тип поведения сменяется другим. Если в Северной Европе и США рост возраста вступления в брак отчасти компенсируется добрачными союзами, то в Южной Европе - нет; поздний возраст вступления в брак, в свою очередь, ограничивает возрастные возможности женщины рождения ребенка. Принято выделять четыре параметра брачности, влияющие на рождаемость: возраст вступления в первый брак, доля вступающих в брак, разводимость и распространенность незарегистрированных союзов. «В шести регионах сформировалось четыре типа брачного поведения из 16 формально возможных. В США низкий возраст вступления в брак и высокий уровень брачности в принципе способствуют рождаемости, а распространенность незарегистрированных союзов частично компенсирует высокую разводимость. На другом краю спектра находятся Южная Европа и Южная Азия, где три параметра из четырех оказывают негативное влияние на рождаемость. Многие люди там никогда не вступают в зарегистрированный брак. Вместе с тем, ограничены возможности создания незарегистрированных союзов, и тем более, рождения в них детей. В результате вступающие в брак женщины теряют значительную часть периода наиболее высокой потенциальной плодовитости. В Восточной Европе позитивными факторами рождаемости являются высокая брачность и низкий возраст вступления в брак. С другой стороны, разводимость высокая, а незарегистрированные союзы относительно редки».2

Россия за 1990-е годы также перешла на новую модель брака. Так, общий коэффициент брачности на 1000 жителей в 2000 г. составил 6,2, по сравнению с 8,9 в 1990 г и по сравнению с 12,5 в 1960.3 Средний возраст женщин при вступлении в первый брак в России вырос с 21,9 лет в 1991 г. до 23 лет в 2002 году (хотя в 1960 он был равен 24,74). Общий коэффициент разводимости на 1000 жителей составил в 2003 г. 5,53, по сравнению с 3,79 в 1990 г.5 Растет также число незарегистрированных союзов (а также детей, рожденных в таких союзах).

Механизмы заключения брачных союзов и их распадения, помимо демографов, интересовали социологов, психологов, экономистов. Этот интерес касался причин вступления в брак и моделей поиска партнера, определения возраста создания семьи, факторов стабильности брака. Помимо исследовательского интереса, некоторые из этих вопросов становятся актуальными и в свете необходимости выработки мер социальной политики, направленных на стабильность семьи и рождение детей.

Изменение брачного поведения ставит вопрос не только об исследовании этих процессов на макроуровне, с точки зрения классификации различных типов браков, оценки тенденций брачности, влияния страновых и национальных макропоказателей на изменения уровня брачности, но и об исследовании на микроуровне, о необходимости выявления на индивидуальном уровне детерминант выступления (или не вступления) в брак, детерминант выбора партнеров по браку.

Микроанализ брачного поведения, процессов брачности имеет меньшую историю по сравнению с макроанализом. Главная проблема, ограничивающая такие исследования, это наличие микроданных, которые позволили бы провести такой анализ. Так как процеес заключения брака это процесс, который можно отследить только в динамике, при изменении брачного статуса индивидуумов, то для его исследования необходимы панельные данные. Начиная с 1970-годов, проведено уже большое количество эмпирических исследований в западных странах, но для России таких исследований пока не проводилось. Нами для микроанализа процессов брачности в России используется единственная панельная база данных о российских домохозяйствах - Российский мониторинг экономики и здоровья населения (РМЭЗ).

В рамках микроанализа процессов брачности обычно используется подход рассмотрения поведения при заключении брака как поведения на «брачном рынке». Традиция такого подхода восходит к экономическим исследованиям и активно развивается в современной экономике народонаселения. Одной из особенностей экономического подхода является применение общих идей об экономических принципах человеческого поведения (максимизация благосостояния или полезности при ограниченных ресурсах) к заключению брака, что приводит к концепции «брачного рынка»6, под которым понимается пространство потенциальных партнеров - мужчин с одной стороны и женщин с другой, между которыми должно установиться соответствие (то есть брак). На этом пространстве происходит поиск контрагентов (будущих супругов), определяются формы контракта (брака) и его продолжительность. При таком подходе как детерминанты выбора партнера и заключения брака рассматриваются не только экономические характеристики потенциальных супругов (доход, статус занятости, профессиональные позиции и т.д.), но и другие (социальные, физические, демографические) характеристики, которые могут повлиять на полезность партнеров при заключении брака и в семейной жизни.

Таким образом, целью данной работы является эмпирический микроанализ процессов брачности в России, тестирование основных теоретических предположений о факторах вступления в брак и выбора брачного партнера.

Для этого решается несколько задач:

- на основе эмпирических данных РМЭЗ проводится анализ тенденций брачности;

- среди пар вступивших в брак исследуются характеристики брачных партнеров, их сходство и различия;

- проводится эконометрический анализ вероятности вступления в брак в краткосрочном периоде (в следующем году);

- проводится эконометрический анализ факторов, определяющих возраст вступления в брак.

На процессы брачности оказывают влияния различные характеристики, но помимо социальных, демографических и других параметров, в фокусе нашего внимания будут экономические характеристики людей, то насколько экономические возможности (статусы занятости, доходы) влияют на брачное поведение.

Мы будем исследовать изменения брачного статуса только в краткосрочном периоде, в течение ближайшего года. Выделение такого временного интервала основывается на методологическом подходе, предполагающим, что характеристики индивида, оказывают влияние на его намерения и возможности в краткосрочном периоде. Годовой интервал достаточен для того, чтобы, с одной стороны, вступить в брак после выбора подходящего партнера, с другой стороны, мы предполагаем, что за это время изменения в социально-демографических и экономических характеристиках человека не оказывают в среднем существенного влияния на изменение его брачных намерений и возможностей.


***









Эмпирический анализ брачных рынков в России

Основные тенденции заключения и расторжения браков

Для эмпирических оценок мы используем данные РМЭЗ за 1994-2003 годы: индивидуальные данные сопоставляются на основе кодов партнеров в браке. Под браком здесь мы будем понимать как зарегистрированный, так и неоформленный союз.

Всего по всем раундам (табл. 1) среди респондентов старше 16 лет состояли в браке 65,3% респондентов, при этом среди мужчин - 74,3%, а среди женщин - 58,4%. Среди мужчин более высока доля никогда не состоявших в браке (18%, тогда как среди женщин - 13,6%), но более низка доля разведенных и не состоящих в браке (4,4% против 8,9% у женщин), и особенно вдовых (3,3% против 19,1% у женщин). Сравнение этих данных с данными Росстата за 2002 год показывает, что эти показатели очень близки к показателям по генеральной совокупности (табл. 1а Приложение).

Между мужчинами и женщинами довольно значительна разница в возрастной структуре: в выборке почти 19% женщин - старше 66 лет, и только 11% мужчин соответствующего возраста. Как можно заметить, доля состоящих в браке среди женщин выше только в возрастной группе до 25 лет; в среднем возрасте (36-55 лет) доля разведенных среди женщин примерно в два раза превышает эту цифру среди мужчин. В старших возрастах резко вырастает доля вдов среди женщин: 30% против 6% (у мужчин) в возрасте 56-65 лет, и 63% против 19% в возрасте старше 66 лет (табл. 2). Эти данные также соответствуют российской статистике (табл. 2а Приложение).




Табл. 1. Брачный статус респондентов в зависимости от пола и возраста, %.


Доля возрастной группы (% по столбцу)

Брачный статус (% по строке)

Возрастная группа (лет)

Никогда в браке не состоял

Разведен и в браке не состоит

Вдовец (вдова)

Состоит в браке (вкл.незарег.)

Итого

женщины

До 25

18,1

53,8

3,1

0,2

42,9

100

26-35

16,6

10,2

11,1

1,2

77,6

100

36-45

17,9

3,9

12,6

4,8

78,7

100

46-55

14,8

3,3

12,2

13,3

71,1

100

56-65

13,8

2,5

10,5

30,1

56,9

100

66 и старше

18,8

3,7

5,3

63,1

27,9

100

всего

100

13,6

8,9

19,1

58,4

100

мужчины

До 25

20,6

69,4

1,1

0,1

29,5

100

26-35

19,9

12,2

5,6

0,2

82,1

100

36-45

21,1

4,0

6,4

0,8

88,8

100

46-55

15,2

2,3

5,8

1,7

90,1

100

56-65

12,3

1,3

4,2

6,0

88,5

100

66 и старше

10,9

0,3

2,4

19,3

78,0

100

всего

100

18,0

4,4

3,3

74,3

100

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003


Отметим, что с 1998 по 2003 г. среди всех состоящих в браке доля незарегистрированных браков выросла с 10,7 до 16,7%, то есть примерно в полтора раза. Примерно такой рост наблюдается для всех возрастных групп, однако незарегистрированный брак остается, прежде всего, молодежным явлением, характерным в 2003 г. для более чем трети молодых людей в возрасте до 25 лет, и для примерно пятой части - в возрасте 26-35 лет.


Табл. 2. Динамика доли состоящих в незарегистрированном браке, по возрастным группам (% от состоящих в браке в соответствующе группе).

возраст

1998

2000

2001

2002

2003

16-25

21,2

24,8

27,2

30,4

34,2

26-30

13,4

14,9

17,1

19,9

20,8

36-45

9,7

11,2

13,2

13,8

15,4

46-55

8,3

9,0

10,3

10,9

12,1

56-65

7,1

7,4

8,5

9,8

9,4

>=66

6,1

8,2

8,7

9,0

8,7

всего

10,7

12,2

14,0

15,4

16,7

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1998-2003

Панельный характер данных позволяет проследить семейный статус индивидов от года к году, и сопоставить соседние периоды на основе так называемых «транзитивных матриц», где в первом столбце отражается состояние в году Т, а по горизонтали показывается доля респондентов данной группы, перешедших в те или иные состояния в году Т+1. Такая строка оказывается моделью вероятности перехода в каждое состояние в зависимости от состояния в году Т.

Следует отметить, что ответы индивидов о своем семейном положении отличается определенной непоследовательностью: находились люди, которые в одном году отмечали, что состоят в браке или находятся в разводе, а в следующем - что никогда в браке не состояли; или наоборот, никогда не состоявшие в браке в следующем году объявляли себя вдовами и разведенными, что маловероятно за короткий период времени. Однако таких случаев относительно мало, и они были удалены из базы данных. Второй проблемой являются респонденты, выбывшие из панели: по причине переезда, временного отсутствия, смерти (эти причины указываются для выбывших в течение года, если хотя бы кто-то из членов семьи остается в выборке). Кроме последней причины, в остальных случаях далеко не всегда можно установить, сменил ли семейный статус выбывший человек. Хотя, начиная с конца 1990-х годов организаторы опроса РМЭЗ стали разыскивать и включать в опрос и переехавших, все же случаев выбытия достаточно много. Если при разводе эта информация для выбывшего иногда может быть восстановлена по оставшемуся в выборке бывшему супругу (в том случае, если он меняет брачный статус), то при вступлении в брак данные отсутствуют. Отдельной проблемой идентификации развода является также случай, при котором в течение года человек развелся и потом вновь вступил в брак: такие варианты отслеживались по смене идентификационного номера партнера.

После очистки непоследовательных данных и корректировки информации о семейном статусе в году Т+1 на основе данных о супруге матрица переходов представлена в табл. 3 (полная матрица переходов с учетов информации о выбывших из выборки - табл. 3а Приложение). Обратим также внимание, что в силу пропуска обследований в 1997 и 1999 гг. переходы 1996-1998 и 1998-2000 сообщают информацию о динамике за 2 года, а не за один, поэтому вероятности вступления в брак и прекращения брачного союза оказываются здесь выше, чем для других периодов, однако сравнивать их нельзя.









Табл. 3. Матрица переходов брачного состояния по раундам (% по строке).

Период перехода

Брачный статус в раунде Т

Брачный статус в раунде Т+1

Никогда в браке не состоял

Разведен и в браке не состоит

Вдовец (вдова)

Состоит в (том же) браке

Состоит в другом браке

Всего

1994 -95

Никогда в браке не состоял

91,9



8,1


100

Разведен и в браке не состоит


87,0


13,0


100

Вдовец (вдова)



97,2

2,8


100

Состоит в браке (вкл.незарег)


1,8

1,2

96,8

0,1

100

Всего

10,3

6,2

12,2

71,3

0,1

100

1995-96

Никогда в браке не состоял

93,5



6,5


100

Разведен и в браке не состоит


88,7


11,3


100

Вдовец (вдова)



97,6

2,4


100

Состоит в браке (вкл.незарег)


1,6

1,8

96,4

0,2

100

Всего

14,0

6,0

12,2

67,7

0,1

100

1996-98**

Никогда в браке не состоял

87,0



13,0


100

Разведен и в браке не состоит


77,3


22,7


100

Вдовец (вдова)



96,5

3,5


100

Состоит в браке (вкл.незарег)


2,7

2,5

94,2

0,6

100

Всего

13,2

6,3

12,7

67,4

0,4

100

1998-2000**

Никогда в браке не состоял

88,4



11,6


100

Разведен и в браке не состоит


85,5


14,5


100

Вдовец (вдова)



97,3

2,7


100

Состоит в браке (вкл.незарег)


2,7

2,6

94,0

0,7

100

Всего

15,0

6,4

12,7

65,3

0,5

100

2000-01

Никогда в браке не состоял

94,2



5,8


100

Разведен и в браке не состоит


87,4


12,6


100

Вдовец (вдова)



98,3

1,7


100

Состоит в браке (вкл.незарег)


1,9

1,4

96,3

0,3

100

Всего

17,4

6,0

12,5

63,8

0,2

100

2001-03

Никогда в браке не состоял

94,2



5,8


100

Разведен и в браке не состоит


87,9


12,1


100

Вдовец (вдова)



98,7

1,3


100

Состоит в браке (вкл.незарег)


2,5

1,5

95,8

0,2

100

Всего

18,2

7,0

12,6

62,2

0,1

100

2002-03

Никогда в браке не состоял

93,0



7,0


100

Разведен и в браке не состоит


87,5


12,5


100

Вдовец (вдова)



99,1

0,9


100

Состоит в браке (вкл.незарег)


1,9

1,3

96,2

0,6

100

Всего

18,4

7,0

12,2

62,0

0,4

100

** - интервал перехода в 2 года, поэтому вероятность вступления в брак и окончания брачного союза оказывается выше, чем за другие периоды

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003


Как можно заметить, в течение года от 5,8 до 8,1% одиноких людей впервые заключают брак. Для разведенных вероятность нового союза составляет 11,3-13% (отметим, что встречаются и те, кто вновь заключает союз с тем же партнером, что и несколько лет назад). Для вдовых вероятность брачного выбора не превышала 2,8%, да и то в начале периода наблюдения. От 1,6% до 2,5% людей ежегодно расходятся, и еще 1,3-1,8% - теряют супруга из-за его смерти (то есть на следующий год имеют статус вдовы\вдовца).




Табл. 4. Семейный статус в году Т+1 среди не имевших супруга в году Т (%), объединенный массив 1994-2003 гг.

В году Т

В году Т+1


Сохранил статус

Женился (вышла замуж)

Умер

Другое домох.

Отс.по др.прич.

Нет данных

итого

Никогда в браке не состоял

71,0

6,1

0,3

5,3

2,5

14,8

100

Разведен и в браке не состоит

62,1

10,0

0,8

2,5

0,2

24,4

100

Вдовец (вдова)

77,4

1,6

3,3

1,2

0,2

16,2

100

Всего

71,5

5,4

1,4

3,5

1,3

17,0

100


Среди тех, чей статус известен в периоде Т+1


Никогда в браке не состоял

83,3

7,2

0,4

6,2

3,0


100

Разведен и в браке не состоит

82,2

13,2

1,1

3,3

0,2


100

Вдовец (вдова)

92,4

2,0

3,9

1,5

0,2


100

Всего

86,1

6,4

1,7

4,2

1,6


100

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003


Пик вероятности заключения брака (табл. 5) сместился за десятиление с возраста 20-24 на 25-29 лет (в среднем по всем раундам), что говорит о смещении в сторону более старших возрастов, наблюдаемом на макроуровне.


Табл. 5. Доля вступивших в брак (включая незарегистрированный, среди не состоявших в браке, по возрастам (за исключением выбывших из панели по разным причинам).

Возраст, лет

Доля вступивших в брак (%)


всего

1994-95

1996-96

1996-98*

1998-2000*

2000-01

2001-02

2002-03

До 15

0,5

0,0

0,5

0,25

0,5

0,6

0,3

0,3

16-19

6,2

5,7

5,3

6,45

3,8

4,8

4,2

5,8

20-24

17,2

13,4

13,5

14,5

15,0

12,0

14,3

13,3

25-29

17,6

8,5

12,2

13,3

13,5

16,6

14,9

17,0

30-34

11,8

9,4

11,6

9

7,8

10,6

8,5

10,1

35-39

11,8

13,3

9,1

11

5,5

10,5

8,5

10,3

40-44

11,9

9,9

14,7

9,3

4,2

9,5

10,9

11,6

45-49

8,2

7,8

12,2

5,8

5,1

7,1

4,5

6,9

50-54

6,0

10,7

5,6

6,8

2,0

6,1

4,2

4,5

55-59

5,0

9,1

1,4

2,6

3,3

3,0

3,3

5,8

60-64

3,2

6,0

0,0

3,7

1,3

3,1

1,9

2,3

65 и старше

1,2

1,8

1,4

0,7

0,8

0,9

1,2

0,7

всего

7,0

6,9

5,9

5,7

4,6

5,5

5,4

6,1

  • - в среднем за год, по информации за два года

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003


Вероятность вступления в брак, как показывают таблицы сопряженности (табл. 6), представляется несколько более низкой у народов Северного Кавказа, малых народов Севера и Поволжья и прочих европейских национальностей. Зато у северокавказцев оказался самым низким средний возраст вступивших в брак, а у украинцев, белорусов и молдаван, а также прочих европейцев - самым большим.




Табл. 6. Этнические факторы заключения брака.

.

Доля вступивших в брак по группам национальностей (%)

Средний возраст

все

Оставшиеся одинокими

Вступившие в брак

Русские

8,6

42,4

43,2

33,4

Украинцы, белорусы, молдаване

8,0

56,0

57,4

39,3

Народы Северного Кавказа (кроме армян и грузин)

6,2

32,9

33,2

28,6

Малые народности Поволжья и Севера

6,8

45,5

46,2

36,2

Татары, башкиры

8,7

41,7

42,3

35,4

Прочие европейские начиональности

5,9

46,0

46,3

41,3

Прочие не европейские национальности


48,7

48,7

-

всего

8,4

42,4

43,2

33,6

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003


Выбор партнеров: взаимозаменяющие и взаимодополняющие характеристики супругов

Характер данных РМЭЗ позволяет сопоставить характеристики супругов и проверить гипотезу Беккера о выборе по сходству или различию, или предположение социологов и психологов о склонности к гомоморфным бракам.

В основном гипотезы о выборе по сходству и различию мы будем проверять на тех парах, которые только вступили в брак, так как многие характеристики за время проживания в браке могли измениться из-за того, что пары принимают совместные решения о занятости, взаимно влияют на привычки, вкусы и т.д.

Были выбраны пары, вступившие в зарегистрированный или незарегистрированный брак в течение последнего года (т.е. в прошлом раунде не состоящие в браке). Оказалось, что среди этих пар есть те, которые вступали в брак, разводились и затем опять вступали в брак в течение анализируемого периода - эти пары анализировались только один раз. С учетом таких исключений осталось около 900 неповторяющихся пар, вступивших в брак в 1995-2003 гг. Для 20% этих пар не задавался вопрос о том, зарегистрирован ли брак (так как этот вопрос вообще не задавался до 1998 года); из оставшихся 80% более половины вступили в незарегистрированный брак. Из этих выделенных нами 900 пар 12,3% распались в течение не более 2-х лет с момента вступления в брачный союз.

Информация о национальности имеется для 871 пары. Как оказалось, у 87,8% этих пар национальность (в данном случае речь идет именно о национальности, а не о национальной группе) полностью совпадает. В табл. 7 представлены национальности мужа и жены по группам национальностей.

Табл. 7. Матрица сопоставлений национальности мужа и жены, вступивших в брак в прошлом году (чел).


Национальность мужа (чел)

Национальность жены (чел)

русские

укр., белор., молд.

сев. кавказ

малые народн. волж. и сев.

татары, башкиры

прочие европ.

прочие не европ.

всего

русские

724

21

6

6

13

13

2

785

укр., белор.,молд.

13







13

сев.кавказ



18





18

малые народн. волж. и сев.

15

1


12


1


29

татары, башкиры

7



1

11



19

прочие европ.

5





2


7


764

22

24

19

24

16

2

871

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003


Как можно заметить (табл. 8), самая высокая доля тех, кто вступает в брак в своей «национальной группе» - среди женщин Северо-Кавказских национальностей и русских (как мужчин, так и женщин). За исключением народов Северного Кавказа, у всех остальных групп очень высока доля межэтнических браков с русскими, гораздо выше, чем с другими этносами. Правда, количество заключенных браков (кроме русских) не позволяет делать статистически значимых выводов.


Табл. 8. Меж- и внутриэтнические браки вступивших в брак в прошлом году.


количество

% на своих среди:

% на русских среди

% на других среди


женщин

мужчин

женщин

мужчин

женщин

мужчин

женщин

мужчин

русские

785

764

92,2

94,8

-

-

7,8

5,2

украинцы, белорусы, молдаване

13

22

0,0

0,0

100,0

95,5

0,0

4,5

Народы Сев.Кавказа

18

24

100,0

75,0

0,0

25,0

0,0

0,0

Народы Поволжья и Севера

29

19

41,4

63,2

51,7

31,6

6,9

5,3

татары, башкиры

19

24

57,9

45,8

36,8

54,2

5,3

0,0

прочие европейские народы

7

16

28,6

12,5

71,4

81,3

0,0

6,3

прочие не европейские народы



2


0,0


100,0


0,0


871

871







Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003


Так как национальность - практически единственная характеристика, которая не меняется в браке (не считая, разумеется, пола и года рождения), соотношение национальностей можно рассмотреть также на всех парах, когда-либо попавших в выборку (если пара попадала в выборку несколько лет, она учитывалась только один раз). Таких пар оказалось 6077, данные о национальности есть для 5941 пары, причем национальность полностью совпадает для 88% пар. В табл. 9, 10 представлены национальности мужа и жены по группам национальностей.


Табл. 9. Матрица сопоставлений национальности мужа и жены по всем семейным парам, хотя бы раз участвовавшим в опросе (чел).


Национальность мужа

Нац-ть жены

русские

укр., белор., молд.

сев. кавказ

малые народн. волж. и сев.

татары, башкиры

прочие европ.

прочие не европ.

всего

русские

4820

148

27

53

46

78

13

5185

укр., белор.,молд.

115

25


2

3

4


149

сев.кавказ

5


155



2


162

малые народн. волж. и сев.

78

8


99

5

2

1

193

татары, башкиры

39

2


3

99

1

1

145

прочие европ.

41

5



1

45


92

прочие не европ

5


1




9

15


5103

188

183

157

154

132

24

5941

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003


Табл. 10. Меж- и внутриэтнические браки по всем семейным парам, хотя бы раз участвовавшим в опросе.


количество

% на своих среди:

% на русских среди

% на других среди


женщин

мужчин

женщин

мужчин

женщин

мужчин

женщин

мужчин

русские

5185

5103

93,0

94,5



7,0

5,5

украинцы, белорусы, молдаване

149

188

16,8

13,3

77,2

78,7

6,0

8,0

Народы Сев.Кавказа

162

183

95,7

84,7

3,1

14,8

1,2

0,5

Народы Поволжья и Севера

193

157

51,3

63,1

40,4

33,8

8,3

3,2

татары, башкиры

145

154

68,3

64,3

26,9

29,9

4,8

5,8

прочие европейские народы

92

132

48,9

34,1

44,6

59,1

6,5

6,8

прочие не европейские народы


15

24

60,0

37,5

33,3

54,2

6,7

8,3


5941

5941







Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003


Кроме того, для целого перечня характеристик мужа и жены, вступивших в брак в прошлом году, мы рассчитали матрицу парных корреляций (табл. 4а Приложение). Как оказалось, большинство характеристик таких супругов имеют положительные корреляции. Это такие характеристики, как:

  • возраст;

  • образование (количество лет образования, максимальный полученный диплом);

  • статус занятости (занят ли на рынке труда);

  • индивидуальные доходы и суммарная заработная плата от 2-х работ и приработков;

  • профессиональная группа (руководитель - специалист - служащий - рабочий - неквалифицированный рабочий);

  • ожидания (вопрос: Как Вы думаете, через 12 месяцев Ваша семья будете жить лучше или хуже, чем сегодня?);

  • оценка нынешнего материального благосостояния семьи;

  • оценка собственного положения на лестнице власти;

  • удовлетворенность материальным положением семьи;

  • вес;

  • рост;

  • избыточный вес (вес/(рост-100));

  • носит ли очки;

  • самооценка здоровья;

  • религиозность;

  • вероисповедание;

  • интенсивность употребления кофе;

  • курит ли;

  • употреблял ли алкоголь за последний месяц;

  • количество грамм потребления чистого алкоголя в месяц;

  • часы в год занятий спортом (6-12 волны);

  • количество видов спорта, которыми занимается (6-12 волны).

Независимыми друг от друга оказались только следующие характеристики мужа и жены: это количество часов работы по основному месту за последний месяц, и стаж курения (для куривших когда-либо). Остальные параметры имею тесную, статистически значимую связь, то есть каждое тянется к подобному, кофеманы к кофеманам, а спортсмены - к спортсменам, и даже «очкарики» - к «очкарикам». Не подтвердилась гипотеза Беккера о наличии выбора «по различию» для переменной доходов, что позволило бы супругам выиграть в разделении труда на домашний и рыночный.


Табл. 11. Сопоставление возраста мужа и возраста жены, %

жена старше больше чем на 5 лет

6,3

жена старше на 2-5 лет

13,4

примерно равны (разница не более года)

26,5

муж старше на 2-5 лет

34,0

муж старше на 6-10 лет

14,2

муж старше больше чем на 11 лет

5,7

Всегоl

100,0

N

896

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003


Возраст мужа и жены связан положительно (табл. 11); но чаще в паре муж старше (в 53,2% случаев, тогда как жена старше в 19,7% случаев). Это отражает следование в большинстве случаев уже сложившимся с далеких времен стереотипов, когда муж старшего возраста, накопив имущество и человеческий капитал, уже имел доходы для обеспечения семьи, и только тогда мог позволить себе жениться. Женщина же была «обречена» на домашнюю работу и рождение детей, и потому, напротив, ее «капиталом» были молодость и здоровье.

Что касается доходов, то в среднем по всем парам доходы мужей существенно превосходят доходы жен - в 1,86 раза (табл. 12), что соотвествует общей тенденции гендерного разрыва в заработках в российской экономике.7 Но разрыв в заработках между супругами у только, что вступивших в брак (средние доходы женщин составляют 53% от средних доходов мужчин), превышает средний гендерный разрыв в заработках по данным РМЭЗ (средние доходы женщин составляют 59-60% от средних доходов мужчин)8. Это свидетельствует о том, что у пар, уже давно состоящих в браке, и у одиноких мужчин и женщин разница в заработках немного меньше, чем у только что заключивших брак. Можно также сказать, что в 56,3% пар выше доходы мужа, а в 30,1% - доходы жены; в остальных случаях они примерно равны (разница не превышает 25%).






Табл. 12. Отношение доходов мужа к доходам жены в зависимости от разницы в возрасте.

Разница в возрасте

Средние доходы, руб. (цены 2003 г.)

Отношение доходов мужей к доходам жен по группе

жена

муж

жена старше больше чем на 5 лет

2518

2210

0,88

жена старше на 2-5 лет

1966

2846

1,45

примерно равны

1640

3084

1,88

муж старше на 2-5 лет

1462

3166

2,17

муж старше на 6 -10 лет

1785

3860

2,16

муж старше больше чем на 11 лет

1587

3465

2,18

Всего

1696

3159

1,86

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003


Можно было ожидать, что, как предполагал Беккер, в случае большой разницы в возрасте (когда муж старше жены), обменивается «высокий доход мужа на молодость жены». Действительно, это подтверждает отрицательная корреляция между возрастом жены и доходами мужа; кроме того, в семьях, где жены старше мужей, доходы женщин выше (примерно на 13%), тогда как в остальных семьях выше доходы мужчин, и разница в доходах увеличивается с ростом разницы в возрасте: она стабилизируется на уровне около 2,17 раз для пар, где муж старше жены более чем на 2 года (табл. 12). Этот же факт подтверждает таблица 13, где видно, что разница в возрасте между мужем и женой максимальна для семей, где у жены доходы значительно меньше, чем у мужа, и минимальна для семей, где мужья совсем не зарабатывают.


Таблица 13. Различия в возрасте групп по дифференциации доходов между мужем и женой.


Доля группы (%)

Среднее значение по группе

Возраст жены

Возраст мужа

Возраст мужа минус возраст жены

У жены нет доходов

22,7

26,8

30,0

3,3

Доходы мужа больше более чем в 10 раз

4,0

26,3

28,9

2,7

Доходы мужа больше в 5-10 раз

6,1

26,9

28,8

1,9

Доходы мужа больше в 2-5 раз

11,0

34,5

37,6

3,1

Доходы мужа больше в 1,25-2 раз

12,5

33,6

35,9

2,3

Доходы примерно равны

13,6

39,2

41,0

1,8

Доходы жены больше в 1,25 - 2 раз

5,9

38,8

40,1

1,3

Доходы жены больше в 2-5 раз

5,7

35,4

37,1

1,7

Доходы жены больше в 5-10 раз

1,8

37,5

38,5

1,0

Доходы жены больше более чем в 10 раз

1,2

30,2

31,9

1,7

У мужа нет доходов

15,5

34,7

35,3

0,6

Итого

100




В среднем по выборке


32,8

35,0

2,1

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003



Табл. 14. Сопоставление доходов мужа и разницы в возрасте супругов.(%)


Разница в возрасте

Всего

Доходы мужа (в ценах 2003 г.)

жена старше больше чем на 5 лет

жена старше на 2-5 лет

примерно равны

муж старше на 2-5 лет

муж старше больше чем на 6 лет


до 1 тыс.р.

7,7

14,5

29,1

31,8

16,9

100

1-2 тыс.р.

7,6

13,8

23,4

33,1

22,1

100

2-3 тыс.р.

4,3

9,6

29,8

39,4

17,0

100

3-4 тыс.р.

1,6

11,1

19,0

47,6

20,6

100

> 4 тыс.р.

4,8

13,7

26,4

30,8

24,2

100

Всего

6,1

13,4

26,8

33,7

20,0

100

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003


Как и в случае возраста, наблюдается высокая корреляция между уровнями образования супругов (поженившихся в прошлом году), однако в этом случае чаще более «высокого качества» (в терминологии Беккера) оказывается жена: в 32,5% случаев их уровни образования равны, в 38,2% случаев образование выше у жены, в 29,4% случаев - у мужа (табл. 15). Такой результат неудивителен, если помнить о том, что в российском обществе женщины имеют в среднем более высокий уровень образования, чем мужчины, и этот разрыв в пользу женщин продолжает увеличиваться9. Неравенство в заработках, которое максимально в группе семей, где образование у мужа выше, чем у жены, менее выражено у пар, где более высокое образование - у жены (табл. 16). Таким образом, более высокое образование женщин не только обеспечивает им в среднем возможность получить заработки соспоставимые с заработками мужчин, но и сокращет (но не устраняет полностью) неравенство в доходах внутри семьи.


Табл. 15. Сопоставление образования супругов,%.


Образование мужа

Итого

Образование жены

Нет общ. ср.обр-я

Школ.ат-тестат

Пту без со

Пту со со

Ссуз

Вуз

Аспир-ра


Нет общего. Ср.обр-я

43,5

16,9

16,9

11,3

8,1

3,2


100,0

Школ.аттестат

12,2

40,8

7,8

19,6

9,4

10,2


100,0

Пту без со

28,1

19,3

19,3

17,5

12,3

3,5


100,0

Пту со со

11,7

24,8

13,1

33,6

13,9

2,9


100,0

Ссуз

9,0

27,6

9,5

20,4

18,1

14,9

,5

100,0

Вуз

4,6

20,4

2,8

18,5

15,7

36,1

1,9

100,0

Аспир-ра




25,0

25,0

25,0

25,0

100,0

15,7

27,8

10,4

20,5

13,1

12,1

,4

100,0

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003


Табл. 16. Разница в доходах и в образовании супругов, %.

Доходы

Образование

По всей выборке

У мужа выше

Равны

У жены выше

Доходы мужа выше

67,8

55,1

48,5

56,3

Примерно равны

10,9

11,8

17,1

13,6

Доходы жены выше

21,3

33,1

34,4

30,1

Итого

100,0

100,0

100,0

100,0

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003


Тесно взаимосвязаны также статусы занятости поженившихся (табл. 17), то есть нельзя сказать, что при подборе партнеров один из них работает на рынке труда, а другой - сидит дома. Однако такое разделение труда может сложиться в дальнейшем на основе различий в заработках и выходе на рынок труда более «эффективного» с точки зрения доходов супруга.


Табл. 17. Сопоставление статусов занятости супругов, %.

статус занятости мужа

Итого

Статус занятости жены

неактивный

ищет работу

есть работа


неактивный

30,0

10,4

59,6

100,0

ищет работу

10,1

19,0

70,9

100,0

есть работа

6,9

10,1

83,0

100,0

14,5

11,0

74,5

100,0

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003


Табл. 18. Сопоставление профессиональных статусов поженившихся год назад супругов. (%)

Муж

Жена

руководители

Специалисты с выс/обр

специалисты со ср/обр

служащие

квалиф. рабочие

неквалиф. рабочие

Всего

руководители

20,0




60,0

20,0

100,0

специалисты с высшим образованием

7,8

16,9

15,6

2,6

46,8

10,4

100,0

специалисты со средним образованием

8,0

6,9

12,6

13,8

46,0

12,6

100,0

служащие

6,3

3,9

9,4

6,3

55,9

18,1

100

квалиф. рабочие



3,6

10,9

72,7

12,7

100

неквалиф. рабочие

2,1

2,1

6,4


70,2

19,1

100

Всего

5,8

6,3

10,1

7,0

56,0

14,8

100









руководители

4,3




1,3

1,7

1,3

специалисты с высшим образованием

26,1

52,0

30,0

7,1

16,1

13,6

19,3

специалисты со средним образованием

30,4

24,0

27,5

42,9

17,9

18,6

21,9

служащие

34,8

20,0

30,0

28,6

31,8

39,0

31,9

квалиф. рабочие



5,0

21,4

17,9

11,9

13,8

неквалиф. рабочие

4,3

4,0

7,5


14,8

15,3

11,8

Всего

100

100

100

100

100

100

100

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003

Если оба супруга работают, то профессиональный статус мужа существенно превышает статус жены по парам, поженившимся год назад, несмотря на более низкий уровень образования мужа (таб. 18)10. В 22,6% случаев должность выше у жены, в 56,8% случаев - у мужа, в 20,6% случаев должности равны (табл. 35а). Для всех семейных пар, а не только поженившихся год назад, соответствующие цифры равны 23,6%, 53,4%, 22,9% - таким образом, ситуация изменяется незначительно.


Табл. 19. Сопоставление профессиональных статусов всех супругов. (%)

Муж

Жена

законодатели, управленцы

высококв. специалисты

спец-ты средней квалификации

служащие

квалиф. рабочие

неквалиф. рабочие

Всего

законодатели, управленцы

18,2

13,9

9,0

4,3

47,2

7,5

100,0

высококв. специалисты

11,0

24,0

13,0

5,7

41,2

5,0

100,0

спец-ты средней квалификации

9,2

10,0

12,1

7,1

54,3

7,3

100,0

служащие

6,2

4,4

8,0

6,7

65,2

9,4

100,0

квалиф. рабочие

2,3

4,0

5,7

4,0

76,2

7,8

100,0

неквалиф. рабочие

1,4

1,8

6,1

3,9

69,8

17,0

100,0

Всего

7,5

10,6

9,7

5,7

58,0

8,5

100,0









законодатели, управленцы

10,6

5,7

4,1

3,3

3,6

3,9

4,4

высококв. специалисты

36,6

56,5

33,5

24,8

17,7

14,6

24,9

спец-ты средней квалификации

27,3

21,1

27,9

27,5

20,9

19,2

22,3

служащие

19,4

9,6

19,1

27,2

26,1

25,8

23,2

квалиф. рабочие

3,9

4,9

7,5

9,0

16,9

11,9

12,9

неквалиф. рабочие

2,2

2,1

7,8

8,3

14,8

24,7

12,3

Всего

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003



Табл. 20. Сопоставление отношения к религии поженившихся.


муж


жена

верующий

скорее верующий

скорее неверующий

неверующий

атеист


верующий

41,2

30,2

9,9

15,3

3,4

100,0

скорее верующий

13,8

49,1

12,5

17,6

6,9

100,0

скорее неверующий

7,5

26,9

29,9

31,3

4,5

100,0

неверующий

17,6

29,4

8,8

38,2

5,9

100,0

атеист


25,0

37,5

25,0

12,5

100,0

23,8

37,6

13,1

20,2

5,3

100,0

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003


Как и ожидалось, вера - также вклад в семейный специфический капитал, если совпадает конфессия, поэтому не удивительно, что большинство супругов выбирают «подобных себе по вере» (табл. 20, 21). Именно разногласия в предпочитаемых способах пищи, соблюдении обрядов, да и различия в социально-нравственных нормах способны эффективно разрушить брак или не допустить его заключения.


Табл. 21. Сопоставление конфессий верующих супругов, вступивших в брак.


муж

Total

жена

христианство

мусульманство

прочие

не опред.конфесс.


христианство

78,3

2,7

,5

18,5

100,0

мусульманство

15,8

84,2



100,0

прочие

66,7


33,3


100,0

не опред.конфесс.

44,9

4,1


51,0

100,0

72,7

5,9

,6

20,8

100,0

Источник: расчеты авторов, РМЭЗ, 1994-2003


Регрессионный анализ вероятности вступить в брак

Для оценки модели вероятности вступить в брак нами были отобраны индивиды, в момент времени Т не состоявшие в браке (то есть никогда не состоявшие в браке, разведенные и вдовые) - таких респондентов в возрасте старше 16 лет оказалось 27391 человек, из которых 67% - женщины (по выборке в целом женщины составляют 57%). Такая ситуация складывается в связи с преобладанием одиноких женщин среди старших возрастов (см. табл. 1). Затем был рассмотрен их семейный статус в году Т+1 и сформирована зависимая переменная, равная 1, если респондент в течение года вступил в брак (в том числе в незарегистрированный), и 0 в противном случае.

В качестве основных детерминант вероятности вступить в брак в следующем году были отобраны переменные, согласующиеся с теоретической моделью брачного выбора, а именно возраст и квадрат возраста, пол, национальность, образование респондента, его профессиональный статус (дамми по профессиональным группам - военные, руководители высшего уровня, специалисты, базовая категория - остальные группы занятых), наличие опыта работы, учится ли респондент, является ли безработным или экономически неактивным, логарифм своих доходов и логарифм доходов всех других членов семьи, количество человек в семье, самооценка здоровья, рост, избыточный вес, курит ли и употребляет ли алкогольные напитки респондент, уровень его оптимизма (удовлетворенность жизнью в целом), а также количество уже имеющихся детей и дамми по прошлому брачному опыту (база - никогда не состоял в браке). С учетом пропущенных значений по характеристикам - детерминантам в году Т, а также наличия информации о семейном статусе в году Т+1 модель регрессионного анализа позволила включить 12698 респондентов, в том числе 3933 мужчины и 8765 женщин.

Кроме того, были включены переменные поселенческих характеристик (уровень урбанизации и регион проживания) и контрольные переменные по раундам. Переменные уровня брачности, безработицы и заработной платы в регионе включались в исходные варианты модели, но оказались незначимыми и были исключены. Тест показал отсутствие мультиколлинеарности этого набора независимых переменных. Первоначальные расчеты показали, что значимость и знаки коэффициентов модели существенно различаются для подгрупп, во-первых, мужчин и женщин, а во-вторых, для возраста 16-50 и старше 50 лет. Поэтому нами были осуществлены оценки самостоятельных моделей для каждой из 4-х демографических групп, различающихся по полу и возрасту. Кроме того, были рассчитаны модели панельной регрессии с фиксированным эффектом. Результаты расчетов для мужчин и женщин в возрасте 16-50 лет приведены в приложении, для мужчин и женщин старшего возраста таблицы не приводятся в силу малого количества значимых переменных.

Начнем с группы мужчин 16-50 лет. Как оказалось, значительное количество переменных оказывают влияние на вероятность вступить в брак в следующем году; незначимы - возраст, уровень образования, наличие опыта работы, собственные доходы, самооценка здоровья, употребление алкогольных напитков, статус вдовца, национальность (за исключением татар). Характеристики занятости оказываются весьма существенными. Так, по сравнению с работающими, существенно ниже шансы у безработных и экономически неактивных мужчин, а вот среди занятых возможности выше у военных и руководителей, а ниже - у специалистов (с высшим образованием). Учащиеся же с меньшей вероятностью вступают в семейные отношения, что, скорее всего, связано с увеличением возраста вступления в брак.

Собственные доходы мужчины, как ни может показаться странным, не влияют на анализируемую нами зависимую переменную, а вот уровень доходов других членов семьи, при контроле количества членов семьи (влияющем положительно), оказывает негативное воздействие. Так как в брак вступают чаще все же молодые люди, чьи доходы еще не достигли максимума, первый факт не вызывает удивления. Негативное влияние семейного дохода, на наш взгляд, может говорить о том, что люди из бедных семей, возможно, менее тщательны в выборе партнера, так как их последующие издержки на расторжение брака ниже, и поэтому более склонны к вступлению в брак. Что касается количества человек в семье, то тут могут одновременно работать две причины: во-первых, более высокая ценность семьи в целом у детей из больших семей, или, во-вторых, желание сменить домохозяйство проживания (скорее покинуть родительскую семью и стать самостоятельным). Возможно также, что сказываются поселенческие факторы, так как более бедное население чаще проживает в сельской местности и малых городах, хотя сами по себе эти переменные уровня урбанизации (по сравнению с Москвой и С-Петербургом) не значимы.

Не безынтересно также, что выше вероятность заключить брак - у татар (по сравнению с русскими), а регионы, где чаще женятся - Северный и Северо-Западный, Урал, Западная Сибирь и Дальний Восток по сравнению с Москвой и Центральным регионом. Очень характерно так же то, что по сравнению с мужчинами, никогда не состоявшими в браке, выше вероятность нового союза у разведенных, и такая же - у вдовых. Это говорит о том, что накопленный в предыдущем браке специфический семейный капитал для российских мужчин не является существенным препятствием для заключения нового брака, а общие умения, приобретенные в прошлом браке (например, коммуникабельность, хозяйственные навыки и т.д.), ценятся высоко. Возможно также, что у разведенных в целом выше склонность к более быстрому поиску партнера - как в силу приобретенных «умений» по его оценке, так и в силу возможной «привычки» к семейной жизни или опасениям остаться одиноким. В то же время тенденция «ожегшись на молоке, дуть на воду», то есть быть более разборчивым на основе уже приобретенного опыта, видимо, менее выражена.

Достаточно неожиданный результат - это положительный эффект от количества своих детей, который, как мы полагаем, скорее всего объясняется склонностью таких отцов быстрее найти мачеху для своего ребенка и разделить с ней заботы. Положительный эффект от курения, на наш взгляд, связан прежде всего с фактом коммуникации, так как эти аддиктивные средства, как известно, часто употребляются в компании. Кроме того, возможно, курящий соответствует имиджу «настоящего мужчины», так как антиникотиновая пропаганда в России пока не получила достаточного развития. В то же время как употребляющий алкоголь мужчина, так и не пьющий, имеют равные шансы.

Примечательно, что более хорошими шансами на брачном рынке обладают мужчины высокого роста и крепкого телосложения («избыточный» вес для нестарых мужчин может быть связан с мышечной массой, а не с жировыми отложениями). Таким образом, для мужчин физические характеристики оказываются весьма существенным «брачным капиталом». В то же время такая важная, с точки зрения теоретиков, психологическая черта, как степень оптимизма (удовлетворенность жизнью в целом) оказывает негативное влияние на вероятность жениться, хотя теория предполагает обратное влияние. Скорее всего, имеющийся показатель в большей степени связывается с оценкой своего «холостого» состояния как удовлетворительного, чем со склонностью видеть свою будущую пару через «розовые очки».

Модель с фиксированными эффектами, позволяющая выявить влияние изменения характеристик респондента в течение года на вероятность в ближайшем будущем заключить брак, подтвердила только некоторые выводы модели. Оказалось, что в динамике возраст все же отрицательно сказывается на вероятность мужчины вступить в брак, так же как и приобретение профессионального образования. В то же время изменения в статусе занятости и должности не приводят к повышению шансов в краткосрочном периоде. Разведшиеся в течение прошлого года имеют меньше вероятность жениться, видимо, в связи со слишком коротким периодом для поиска партнерши, так как в кросс-модели влияние статуса разведенного было положительным.

Что касается оценки модели для мужчин в возрасте старше 50 лет, то, как оказалось, сохраняют свое влияние только переменные доходов других членов семьи (негативное) и количества членов семьи (позитивное). Из характеристик занятости только статус безработного, по сравнению с работающими, имеет положительное влияние, что можно объяснить тем, что значительное количество мужчин старших возрастов является экономически неактивными. Существенный момент - значимое негативное влияние статуса вдовца на вероятность вступления в повторный брак: в исследованиях западных ученых также отмечался эффект отрицательной притягательности людей, переживших когда-либо своего супруга. Этот статус не является значимым для более молодых мужчин, видимо, в связи с очень незначительным количеством вдовцов среди них.

На наш взгляд, такое различие между значимыми характеристиками модели для разных возрастов весьма показательно: если для более молодых мужчин существенно повышающими шансы на брачном рынке являются как физические характеристики (рост, вес), так и экономический капитал (статусы занятости), то для пожилых, для которых ожидаемая продолжительность брака низка, накопление семейного капитала становится существенно менее важным. Эта закономерность повторяется также для двух подгрупп женщин: для пожилых женщин значимыми характеристиками оказываются только параметры домохозяйства в году Т (доходы других членов семьи - негативное влияние, количество человек в семье - позитивное), а также статус вдовы (сильное негативное влияние). Слабозначимым позитивным влиянием обладает удовлетворенность жизнью. Все остальные переменные не оказывают влияния на шансы пожилой женщины вступить в брак.

Что касается женщин в широком возрастном диапазоне от 16 до 50 лет, то вероятность замужества ниже как у самых молодых, так и более старших, а также у учащихся (аналогично мужчинам). Примечательно, что, по сравнению с работающими женщинами, домохозяйки (то есть экономически неактивные) имеют лучшие шансы вступить в брак, чего нельзя сказать о безработных. Переход «в домохозяйки» (согласно модели с фиксированным эффектом) также способствует удачному поиску партнера. В то же время лучше возможности у тех, кто имел какой-либо опыт работы (или приобрел его в течение прошлого года). Хотя более высокая должность не является препятствием к вступлению женщины в брак, однако повышение по службе на руководящие позиции снижает шансы в краткосрочной перспективе (о чем свидетельствует модель с фиксированным эффектом). Это подтверждает гипотезу о том, что для женщины при вступлении в брак более привлекательными выступают те черты, которые позволяют ей быть ориентированной на домашнее хозяйство, а не на рынок труда. Для мужчин, как мы видели, ситуация прямо противоположна.

В то же время неожиданным выглядит то, что рост и фигура не являются значимыми параметрами, хотя считается, что именно физическая красота - важный капитал женщины на брачном рынке; напротив, данные говорят о том, что это характерно для мужчин. Конечно, мы не располагаем данными о внешности, умении одеваться и т.д., которые могут быть более важными; тем не менее примечательно, что не только женщины с фигурой манекенщиц имеют успех. Возможно, не слишком социально обнадеживающим фактом выглядит то, что лучшими возможностями на брачном рынке обладают курящие и употребляющие алкоголь женщины, однако мы полагаем, что это в первую очередь эффект их более высокой коммуникабельности. В динамике, однако, приобретение этих привычек не способствует росту шансов (модель с фиксированным эффектом).

Хотя разведенные женщины (то есть имеющие накопленный капитал в виде хозяйственных навыков и т.д.) имеют лучше возможности, а вдовы (пусть и обладающие тем же капиталом, но пережившие супруга) - худшие, однако приобретение как статуса вдовы, так и разведенной женщины ухудшает позиции при поиске пары. Дети - также не помеха браку, однако рождение еще одного ребенка существенно снижает вероятность создания семьи в краткосрочной перспективе.

Регрессионный анализ возраста вступдления в брак

Мы оценили также зависимость возраста вступивших в брак от ряда социально-экономических характеристик человека, причем как по всем вступившим, так и отдельно по тем, кто впервые вступил в брачный союз (то есть перешел в состояние «состоит в браке» из состояния «никогда не состоял в браке»). Как оказалось, практически все влияющие переменные соответствуют теоретическим предположениям, за исключением влияния образования и занятости. Гипотетически люди с высшим образованием, по сравнению с не имеющими профессионального образования, должны вступать в брак позже, однако такой зависимости не наблюдается, а вот имеющие среднее профессиональное образования склонны к более раннему вступлению в брак (для всей совокупности, но не для вступающих впервые). По сравнению с занятыми позже женятся безработные, неактивные на рынке труда люди, однако уже имевшие опыт работы.

В целом надо отметить, что большинство переменных, как для всей совокупности, так и для не имевших предыдущего брачного опыта, влияют сходным образом. Мужчины вступают в брак позже, что можно было наблюдать и для таблиц сопряженности. Также более поздние браки характерны для людей с более высокими собственными доходами (так как издержки на расторжение обычно выше), но более низкими доходами других членов семьи. Позже находят партнера те, у кого есть хронические заболевания, и раньше - кто полагает, что у него хорошее здоровье - этот вывод соответствует результатам Фу и Гудмана11. Курение, видимо, за счет роста коммуникабельности, снижает вероятный возраст вступления в брак. Количество своих детей, согласно оценкам, дает возможность раньше заключить повторный брак (в том числе, возможно, и за счет склонности родителя, обычно матери, найти ребенку отца), но дети для тех, кто в браке не состоял, представляют собой негативный фактор, понижающий их ценность на брачном рынке и приводящий к более позднему браку. По сравнению с Москвой и Питером более ранние браки заключают жители других областных центров и малых городов (но не села), а из региональных различий следует отметить молодой возраст начала семейной жизни на Северном Кавказе. В то же время национальные различия не выявлены, за исключением того, что украинцы, белорусы и молдаване позже заключают первые браки, чем русские. Оптимизм также способствует более молодому возрасту вступления в брак, что соответствует гипотезе Беккера.


Заключение

Проведенный нами эмпирический микроэкономический анализ процессов брачности является одной из первых подобных работ на российских данных. Он позволил протестировать ряд теоретических предположений. Так, можно сделать вывод, что в российском обществе выбор брачных партнеров происходит во многом «по сходству», а не «по различию». Обладание людьми, заключающими брак, многими схожими характеристиками позволяет сделать вывод о том, что эти характеристики являются взаимодополняющими. Совпадение многих характеристик также свидетельствует в пользу того, что поиск и выбор брачных партнеров происходит в своем социальном окружении и эти параметры срабатывают как сигнальные механизмы идентификации. Также можно сказать, что на начальном этапе семейных отношений выбор схожего по характеристикам партнера подтверждает модель образования семьи, направленной на единство интересов, представлений, образов жизни.

Важно, что отмечается определенная взаимозамещаемость вступающих в брак по доходам, особенно с учетом разницы в возрасте между мужчиной и женщиной. Чем больше разница в возрасте в пользу мужчин, тем больше существуют различия в доходах. Можно предположить, что существует тенденция «покупки» на брачном рынке более молодых женщин с меньшим доходом мужчинами в возрасте с большим доходом.

Важно также, что статус занятости оказывает различное влияние на брачные возможности мужчин и женщин. Статус безработного и экономически неактивного снижает вероятность для мужчины вступить в брак, что может свидетельствовать как о его меньшей готовности образовать семью в услових отсуствия стабильного дохода, так и о том, что экономически не состоятельный мужчина является менее предпочтительным партнером для вступления в брак. Для женщин же наоборот, статус безработного не оказывает существенного влияния, а стаус экономической неактивности даже повышает шансы вступить в брак. Это может быть связано как с большим временем, которое может уделяться поиску брачного партнера, так и с формированием мотивации на вступление в брак в отсуствии альтернативных мотиваций, связанных с трудовой деятельностью


1 Иванов С. Новое лицо брака в развитых странах. Население и общество. Информационный бюллетень. №63, июнь 2002. http://www.demoscope.ru/acrobat/ps63.pdf

2 Иванов С. Новое лицо брака в развитых странах. Население и общество. Информационный бюллетень. №63, июнь 2002. http://www.demoscope.ru/acrobat/ps63.pdf


3 Демоскоп уикли http://demoscope.ru/weekly/app/app4081.php

4 Демоскоп уикли http://demoscope.ru/weekly/app/app4019.php

5 Демоскоп уикли http://demoscope.ru/weekly/app/app40di.php

6 Беккер Г. Человеческое поведение. Экономический подход. М., ГУ-ВШЭ, 2003. гл. 10. Выбор партнера на брачных рынках. С. 382-409.; Bergstrom T.C. A survey of theories of the family. // Handbook of population and family economics. Ed. By M. Rosenzveig and O.Stark. V.1, P.1. 1997

7 Рощин С.Ю., Зубаревич Н.В. Гендерное равенство и расширение прав и возможностей женщин в России в контексте целей развития тысячелетия. Gender equality and extension of women rights in Russia in the context of the UN Millenium Development Goals. Доклад. Бюро Постоянного координатора Системы ООН в РФ, ПРООН, ЮНФПА, Бюро ЮНЕСКО, ЮНИФЕМ, 2005; Рощин С.Ю. Горелкина О.А. Гендерные различия в заработной плате: микроэкономический анализ факторов и тенденций. // Гендерное неравенство в современной России сквозь призму статистики. М.: Едиториал УРСС, 2004. с. 130-146.

8 Рощин С.Ю., Зубаревич Н.В. Гендерное равенство и расширение прав и возможностей женщин в России в контексте целей развития тысячелетия. Gender equality and extension of women rights in Russia in the context of the UN Millenium Development Goals. Доклад. Бюро Постоянного координатора Системы ООН в РФ, ПРООН, ЮНФПА, Бюро ЮНЕСКО, ЮНИФЕМ, 2005.


9 Баскакова М.Е. Образование в России: гендерная асимметрия развития и эффективности инвестиций // Гендерное равенство: поиски решения старых проблем. МОТ, М.: 2003; Рощин С.Ю., Зубаревич Н.В. Гендерное равенство и расширение прав и возможностей женщин в России в контексте целей развития тысячелетия. Gender equality and extension of women rights in Russia in the context of the UN Millenium Development Goals. Доклад. Бюро Постоянного координатора Системы ООН в РФ, ПРООН, ЮНФПА, Бюро ЮНЕСКО, ЮНИФЕМ, 2005.

10 Для сопоставления профессионального статуса мы используем первой уровень профессиональной классификации, но при этом 10 групп были объединены в 6 групп. Так как первый уровень классификации видов деятельности включает также и должностные критерии, то с некоторой погрешностью можно говорить о более выском и и более низком профессиональных статусах

11 Fu H., Goldman N. Incorporating Health into Models of Marriage Choice: Demographic and Sociological Perspectives.. Journal of Marriage and the Family, vol.58,no.3 (Aug., 1996), 740-758

скачать файл | источник
просмотреть